Вт, 09.08.2022, 04:46
Приветствую Вас Гость | RSS

Главная | | Регистрация | Вхід
Меню сайту
Календар
Пошук
FB
Актуальне
Будівництво
Чтиво
Статистика

Онлайн всього: 2
Гостей: 2
Користувачів: 0
Технології
Проекти
stadiums.at.ua
Главная » 2012 » Квітень » 20 » 23 года со дня трагедии на «Хиллсборо»
21:17
23 года со дня трагедии на «Хиллсборо»

15 апреля, Англия, да и вообще весь футбольный мир скорбили о жертвах трагедии на шеффилдском стадионе "Хиллсборо”. 23 года назад 96 фанатов Ливерпуля поехали теплым апрельским днем в Шеффилд поддержать любимый клуб в полуфинале Кубка Англии в игре против Ноттингема. Для них этот матч стал последним… Очень много всего писалось и пишется по поводу того, что произошло 15 апреля 1989 года на Хиллсборо.

Из написанного много, где писалось о том, как пьяные фанаты устроили беспорядки и задавили насмерть около 100 таких же нелюдей, или, как писали чуть более адекватные люди, что трагедия – несчастный случай, который невозможно было предусмотреть. Вашему вниманию самый правдоподобный и интересный рассказ об апрельских событиях в Шеффилде из приложения журнала "Футбол” "Великие клубы” об истории Ливерпуля.

Историческая справка по стадиону "Хиллсборо”

Открыт 2 сентября 1899 года
Нынешняя вместимость: 39 184
Владелец: «Шеффилд Уэнсдей»
Размеры поля: 106 х 65 м

Принимал 27 полуфиналов Кубка Англии, переигровку, финала Кубка Лиги-77, матчи сборной Англии, поединки ЧМ-66 (3 матча группового турнира и четвертьфинал ФРГ – Уругвай) и Евро-96 (3 матча группового турнира). Первые годы своей истории «Шеффилд Уэнсдей» немало помыкался по стадионам. Дольше всего команда играла на «Олив Гроув», пока в конце позапрошлого века не было принято решение проложить на месте стадиона железную дорогу. Тогда сталелитейный магнат Джеймс Диксон предложил клубу выкупить за 5 тысяч фунтов 10 акров земли на окраине района Оулертон недалеко от своего особняка «Хиллсборо Холл». До 1914 года стадион был известен как «Оулертон» и именно ему клуб обязан своим прозвищем – Owls («Совы»). После ряда усовершенствований было принято решение переименовать арену в «Хиллсборо», тем более по народу это название уже активно ходило.

Трибуны:

Северная (Кантиливер, Cantilever).
Вмещает 9255 зрителей. Построена в 1899-1903 гг. В начале 60-х (1960-61) обрела современный вид, когда над трибуной появилась крыша, удерживаемая с помощью консоли (cantilever), что было большой редкостью на то время.

Южная..
Вмещает 11354 зрителя. Именно эту трибуну, которая тогда вмещала 2 тысячи, перевезли с «Олив Гроув». Перестроена в 1913-14 гг.

Западная (Leppings Lane).
Вмещает 7995 зрителей. Построена в начале прошлого века и представляла собой террасу с крышей. Перестроена под ЧМ-66. Именно здесь традиционно располагались болельщики команды гостей.

Коп (Spion Кор).
Вмещает 11210 зрителей. Построена в 1914 году на естественном холме. Названа в память погибших во время второй англо-бурской войны в битве у холма Спион-Коп Невзирая на то, что здесь всегда располагались самые активные болельщики «Сов», до 1986 года трибуна оставалась открытой. Тогда сами болельщики скинулись на строительство крыши. На момент трагедии «Коп» вмещал 22 тысячи и был самой вместительной в Европе крытой трибуной со стоячими местами.

Полуфинал Кубка Англии 1989 года между «Ливерпулем» и «Ноттингем Форест» состоится в Шеффилде на стадионе «Хиллсборо». Так решила английская Футбольная Ассоциация, невзирая на то, что руководство «Ливерпуля» просило провести матч на манчестерском «Олд Траффорд». Ведь в 88-м эти команды уже играли в полуфинале именно на «Хиллсборо» и вследствие давки перед входом на стадион пострадали 38 поклонников «Ливерпуля». Тогда всё обошлось переломами рук, ног и ребер.

Футбольная Ассоциация сочла эти доводы недостаточными. К полуфиналу 89-го была, как обычно, выпущена программка. Один из разворотов занимало шикарное фото заполненного стадиона, сделанное за год до того. А рядом был текст: «Бросив взгляд на «Хиллсборо», вы можете убедиться, почему этот стадион так долго считается идеальным местом для проведения важнейших поединков. Это — стадион, достойный таких событий и большого количества зрителей, которых они привлекают».

15 апреля 1989 года некомпетентность Футбольной Ассоциации и преступные действия полиции стоили жизни 96 болельщикам мерсисайдского клуба. Ещё 170 были искалечены…

На самом деле стадион «Хиллсборо» не отвечал даже тем довольно мягким требованиям, которые предъявлялись тогда футбольным аренам. После трагедии 1972 года на «Айброксе» в Глазго, когда погибли 66 человек, британское правительство разработало хоть какие-то стандарты и обязало все клубы получить «сертификаты безопасности».

Получил такой сертификат и клуб «Шеффилд Уэнсдей». Однако с 1979 года никаких существенных изменений на «Хиллсборо» не осуществлялось. Единственное — на стадионе стальными решётками разделили одну из трибун (Leppings Lane) на семь секторов. Это было сделано для «контроля над хулиганами». Узкие сектора, ограждённые мощными решётками — такой вид имела трибуна в 1989 году. Никто не подсчитал, сколько зрителей мощно запускать в каждый из секторов. Никто не думал, как осуществить контроль за тем, сколько зрителей уже зашло на тот или иной сектор. Тогда в Англии, как и сейчас в России, к зрителям относились как к скоту. Главное — обыскать и загнать на сектор. Всё остальное — не дело полиции.

Алан Хансен, центральный защитник «Ливерпуля»: «Сейчас никто не спорит с тем, что решение выделить болельщикам «Ливерпуля» трибуну «Леппингс Лейн» вместо более вместительного шеффилдского «Копа» стало самой большой ошибкой. Это нелепое решение, если сравнить количество болельщиков обоих клубов. Средняя посещаемость домашних матчей «Ливерпуля» в том сезоне составила около сорока тысяч, вдвое больше, чем у «Ноттингема». Тем не менее, для болельщиков «Форест» была выделена трибуна, которая вмещала вдвое больше, нежели трибуна для болельщиков «Ливерпуля»! Организаторы матча посчитали, что «Леппингс Лейн» удобнее всего расположена к трассе М62, которая связывает Ливерпуль и Шеффилд. Однако никто не подумал о том, что фановская база «Красных» — одна из самых больших в стране, и на поединок такой значимости будут стекаться поклонники со всех уголков Англии». Но в 1988 году для болельщиков «Ливерпуля» тоже выделили «Леппингс Лейн» и тогда «всё было в порядке».

Операцией по поддержанию «порядка» на «Хиллсборо» 15 апреля 1989 года руководил Дэвид Дакенфилд, офицер, который лишь изредка работал на футбольных матчах, но никогда — на матчах такого уровня. Если бы он xoтя бы немного понимал в том, что собирался делать, то узнал бы, что болельщики «Ливерпуля» имели привычку подходить к стадиону незадолго до начала игры. В конце концов, на родном «Энфилде» они легко и быстро проходили на легендарный «Коп» и проблем не возникало. На «Хиллсборо» всё было значительно хуже.

Во-первых, перед трибуной, которую отдали болельщикам «Ливерпуля», было слишком мало, как для такого количества людей, турникетов. Во-вторых, уже после прохода через турникет нужно было идти узким туннелем, который выводил непосредственно на трибуну. Матч начинался в три часа дня, но уже в 2.30 возле турникетов собралась огромная толпа и было понятно, что до стартового свистка все эти болельщики на стадион не попадут. Сейчас в таких случаях откладывают начало игры. Реакция полиции тогда? «Мы их всех запустим до трёх часов», — сказал Дакенфилду его помощник Бернард Мюррей, который точно так же, как и его начальник, видел всё на мониторах, которые давали картинку с камер наблюдения. Один из полицейских, который пребывал ближе к месту событий, связался с Дакенфилдом по рации и попросил отложить начало матча. Игра началась ровно в три часа…

Тех, кто проходил через турникет, не встречали, как это было б сейчас, стюарды, которые направляли бы людей в сектора, где ещё оставались свободные места. Поэтому болельщики по упомянутому уже туннелю все как один попадали на центральные для трибуны «Леппингс Лейн» секторы «три» и «четыре». Никто им не подсказал, что можно свернуть в сторону от туннеля и выйти на другие сектора, где можно спокойно стоять и где нет критической массы людей. Вместо этого все шли только в эти два сектора, которые уже за десять минут до начала игры оказались серьёзно переполнены.

К Дакенфилду стали обращаться с просьбой открыть ворота (А и С), предназначенные для выхода со стадиона и запустить фанов через них, а не через узкие турникеты. Мол, так быстрее. После нескольких минут колебаний Дакенфилд дал согласие. Но при этом он приказал следить только за одними воротами (А), чтобы те, у кого не было билетов на сидячие места, на эти места не попали. За другими воротами (С) никто не следил, а значит, некому было сказать людям, что через туннель идти уже не стоит, что третий и четвёртый секторы уже заполнены. Для Дакенфилда все болельщики были «хулиганами» и его беспокоило лишь, чтобы кто-то из них не выскочил на поле до начала матча. А сделать это можно было только с сидячих мест, перед которыми не имелось железного ограждения. Поэтому именно проходы на эти места должны были контролировать его подчинённые. Для тех, кто шёл на «Леппингс Лейн», всё было «готово». Трибуна разбита на сектора именно для лучшего контроля «хулиганов». Что там могло случиться?

А случилось вот что. Новопришедшие давили на тех, кто уже был в этих секторах. Уже через четыре минуты после начала матча под этим давлением открылся один из выходов на поле. Полицейский, которого учили только «сдерживать хулиганов», закрыл его снова. На этот момент люди уже начинали умирать. Прямо на глазах у полиции. Выходы на поле оставались закрытыми. Наконец-то хотя бы один из этих «блюстителей порядка» начал понимать, что происходит. Он открыл выход из четвёртого сектора, выпустил немного людей… и закрыл выход снова. Вскоре полисмен, который находился возле выхода с третьего сектора, запросил по рации разрешение открыть и свой выход. Стона и криков умирающих ему было мало. Нужен был «приказ». В конце концов он всё-таки повёл себя как нормальный человек и открыл ворота. В 3.06 люди начали выскакивать из душегубки на поле. Дакенфилд со своей «командирской» позиции решил, что это «вторжение хулиганов» и вызвал полицейских с собаками, чтобы прекратить это «безобразие».


Алан Хансен: «Даже когда матч начался и давка за нашими воротами достигла пика, мы, игроки, были слишком сконцентрированы на событиях на поле, чтобы понять, что происходит. …Мы неплохо начали игру, и Питер Бирдсли после моей передачи попал в перекладину… Впервые я понял, что что-то не так, когда два фана выскочили на поле. Когда они пробегали мимо меня, я сказал им: «Убирайтесь, у нас будут проблемы из-за вас». Один из них крикнул мне в ответ: «Ал, там люди гибнут!» Я видел, что некоторые люди пытались перелезть через ограждение, но я был поглощён игрой и не придал этому значения. К своему стыду, я тогда даже цинично подумал: «Ну да, как же…» Спустя мгновение к рефери Рэю Льюису подбежал полицейский, игра была остановлена и команды ушли в раздевалки».

Когда несколько десятков людей уже погибли и нужно было делать всё, чтобы спасти остальные жизни, некоторые полицейские вылезли на ограждение и начали махать болельщикам, чтобы они… отошли назад. Так, будто толпу можно было направить в противоположную сторону! Вызванные «помощники» с собаками вместо атаки «хулиганов» увидели страшную картину. Мёртвые тела лежали прямо возле выходов или уже на поле. Дакенфилд и теперь не собирался объявлять эвакуацию.

На тот момент ещё никто не вызвал дополнительные кареты «Скорой помощи». В соответствии с тогдашними правилами безопасности, введёнными на «Хиллсборо» после пожара в Брэдфорде в 1985 году, когда погибли 56 человек, на стадионе должны были находиться две «скорые», а ещё одна — в радиусе мили от стадиона. В тот день возле «Леппингс Лейн» была только одна «скорая». Тела сначала выносили на рекламных щитах. На стадионе объявление о том, что нужны врачи, прозвучало только в 3.30. Тех, кто в конце концов вышел на поле и спасся от удушья, полицейские не пускали дальше центральной линии. Они просто выстроились вдоль неё и наблюдали за тем, как умирают люди.

Чуть раньше, в 3.15, прозвучала фраза, которая задала тон всем действиям полиции во время расследования её действий в этой трагедии. Дакенфилд заявил представителям Футбольной Ассоциации, что ворота С «открыли» сами болельщики «Ливерпуля». И пусть верховный судья Тейлор, два отчёта которого помогли изменить и отношение к болельщикам, и систему безопасности на стадионах и, наконец, сами стадионы, установил, что приказ открыть ворота отдал Дакенфилд, никто из виновных в смерти людей не был наказан. Действия йоркширской полиции поручили разбирать их коллегам из другого графства. Единственное, на что те сподобились — порекомендовать дисциплинарные санкции для Дакенфилда и Мюррея. Гениальное решение! Особенно если обратить внимание, что к тому времени оба уже вышли на пенсию. За некомпетентные действия полиции, которые привели к смерти людей, никто не ответил. Более того, именно с подачи полицейских спустя несколько дней после трагедии в газете the s*n вышел материал под заголовком «Правда». В нём утверждалось, что трагедия случилась по вине пьяных болельщиков «Ливерпуля» и что некоторые из них шарили по карманам мёртвых, отбирая кошельки. До сих пор в Ливерпуле многие не берут в руки это мерзкое издание, место которому в лучшем случае на свалке, а болельщики нередко проводят акции, требуя от the s*n признаться во лжи.

Кенни Далглиш, главный тренер «Ливерпуля»: «The Star написала куда жёстче, но они вышли с извинениями на следующий день. Они знали, что эта версия липовая. Тогдашний главный редактор the s*n, даже позвонил мне. «Как мы можем исправить ситуацию?» — спросил он. «Очень просто, ответил я. — Вы выйдете с аналогичной по размерам шапкой «Мы солгали». Тогда, может быть, всё будет в порядке». Редактор воскликнул: «Я не могу сделать этого!» «Тогда мне нечем вам помочь», — сказал я и повесил трубку».

Дабы зацепиться за эту версию, тела погибших, самому младшему из которых было десять лет, а самому старшему — 67, были подвергнуты анализу на наличие алкоголя в крови. Разумеется, анализы дали отрицательный результат.

В 1991 году закончилось судебное разбирательство трагедии на «Хиллсборо». Вынесенный вердикт «смерть в результате несчастного случая» стал циничным плевком в души родственникам погибших. Те поклялись добиться правды и не сдаваться до тех пор, пока настоящие виновные не будут покараны.

«Хиллсборо» навсегда изменил лицо британского футбола. Это слово больше не ассоциируется с футбольным клубом «Шеффилд Уэнсдей» или с футбольным стадионом. Это — синоним трагедии, к которой британский футбол шёл сквозь пелену безразличия и равнодушия. «Хиллсборо» не случился на ровном месте, он был неизбежен. С 1900 года в Британии в 27 инцидентах на стадионах во время футбольных матчей погибли 306 болельщиков, более 3500 получили увечья. Речь не идёт о жертвах хулиганских разборок. Этот список на совести безалаберных организаторов, безграмотных полицейских и жадных клубов. Средний английский стадион в конце 80-х годов превратился в опасное для жизни место. Если бы не «Хиллсборо», трагедия всё равно случилась бы в любом другом месте страны.

Окончательный доклад верховного судьи Тейлора, сделанный в январе 1990 года, оказался самым полным и честным из всех девяти официальных расследований, проводившихся ранее. Он критиковал всех, кто причастен к футболу как явлению, он критиковал многие аспекты игры: футбольные органы и их руководителей; футбольные стадионы и сооружения; игроков за недостойное поведение; клубы за торговлю алкоголем и отсутствие работы с болельщиками; масс-медиа за разжигание страстей; болельщиков за хулиганизм. Доклад содержал в себе 76 рекомендаций, среди которых были следующие: замена трибун со стоячими местами, так называемых террас, на трибуны с местами исключительно для сидения; учреждение для контроля за строительством и реконструкцией стадионов Департамента по лицензированию футбольных сооружений; убрать с трибун любые ограждения; запретить под страхом уголовного преследования бросать на поле горящие петарды и другие предметы, выкрикивать расистские лозунги или выходить на поле; пересмотреть систему безопасности на стадионах и усовершенствовать сами принципы полицейской работы с толпой.


По прошествии 15 лет всё громче и мощнее стали голоса, требующие вернуть террасы. Дескать, без них футбол потерял свою душу, атмосфера на многих стадионах напоминает театральные спектакли или библиотеки, нет прежнего неумолчного пения и скандирования всем стадионом. Только среди тех, кто возражает против возвращения к прошлому, очень много болельщиков «Ливерпуля». Один из них сказал: «Благодаря террасам действительно создавалась невероятная атмосфера, смотреть футбол было в кайф. Но всё равно было страшно, очень страшно. Каждый из нас знал, что однажды что-то произойдёт…»

15 апреля 1989 года умерли 95 болельщиков «Ливерпуля». Ещё один, Тони Блэнд, почти четыре года пролежал в коме. Он ушёл из жизни 3 марта 1993 года. Во время его похорон звучал легендарный гимн «Красных» You’ll never walk alone. Сегодня на английских стадионах действительно есть, кому позаботиться о зрителях. Они не остаются одни. Они смотрят футбол на иных стадионах. Стадионах, не похожих на «Хиллсборо» образца 1989 года. Это, наверное, максимум, что можно было бы сделать в память о тех, кто в солнечный апрельский день отправился в Шеффилд, чтобы поддержать свою команду, а не для того, чтобы «пить» и «хулиганить». Тех, кого убили полицейские кретины…

fratria.ru



Просмотров: 1777 | Добавил: ALEXTAGAN | Теги: ЧП, Шеффілд, Хіллсборо | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 41 2 3 4 »
+2   Спам
1 mvlord   (21.04.2012 01:30) [Материал]




Болельщики Ливерпуля погибли в начале игры, болельщики Спартака в конце. А причина одна и та же...
Вечная память...

1-1 2-2 3-3 4-4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сайт управляється системою uCozПри использовании информации и материалов с данного ресурса, гиперссылка на stadiums.at.ua обязательна. Copyright MyCorp © 2022