Ср, 03.03.2021, 07:43
Приветствую Вас Гость | RSS

Главная | Регистрация | Вход
Меню сайту
Календар
Пошук
Актуальне
Реклама
Будівництво
Чтиво
Статистика

Онлайн всього: 9
Гостей: 9
Користувачів: 0
Технології
Проекти
Flag Counter
Flag Counter
Bigmir
stadiums.at.ua
Главная » 2018 » Серпень » 1 » «Футбол – это просто дополнительная опция». Архитектор, который придумал новый облик минского стадиона «Динамо»
18:21
«Футбол – это просто дополнительная опция». Архитектор, который придумал новый облик минского стадиона «Динамо»

В последнее время о минском стадионе «Динамо» если и говорят, то, в основном, в контексте его недостатков. В туалете поставили сиамские писсуары, ливневые стоки на трибунах вывели зрителям под ноги, беговые дорожки затопило, а еще, кажется, стены текут. Эти недоработки в каком-то смысле комичны и, несомненно, заслуживают внимания, и все-таки – насколько справедливо концентрироваться исключительно на косяках, когда речь идет о масштабном и очень сложном проекте?

Об этом авторы блога «Перетрем» поговорили с архитектором Александром Елисеевым. Именно он, будучи сотрудником «Минскпроекта», разрабатывал план реконструкции главной арены Беларуси и курировал работы на протяжении большей части строительства. Завершить начатое он не смог, потому что ушел в другую организацию, и теперь некоторые бывшие коллеги считают, что фамилия Елисеева не должна упоминаться в связи с реконструкцией «Динамо».

Сначала с архитектором созвонились, потом встретились, и узнали, как «Динамо» едва не осталось без футбола и почему козырек не закрывает все зрительские места.

- Александр, как вы стали архитектором?

– Закончил БГПА по специальности «архитектура», параллельно устроился в «Минскпроект» и провел там 17 лет, потом уволился. Работал в разных бригадах, постепенно повышая свою квалификацию. Рос по карьерной лестнице, в какой-то момент назначили главным архитектором проекта, хотя прежде потребовалось отучиться на него и получить нужную корочку.

- Почему именно вам доверили разработку плана реконструкции «Динамо»?

– Много мастерских и много именитых архитекторов претендовали на право заниматься этим объектом. Была очень высокая конкуренция. Проводились тендеры, сразу не было понятно, что именно «Минскпроекту» достанется такое сооружение. Первое время выигрывали иностранцы, в частности, венгерский «Грабоплан». Потом вроде как хотели довериться немецкой компании, но в итоге город принял решение и указом оповестил, что проектирует «Минскпроект».

Поначалу планировалось, что это будет футбольный стадион, мне предложил разработать план его реконструкции начальник мастерской – Демура Тарас Михайлович. Он меня хорошо знает, видел во мне потенциал. Обсудил мою кандидатуру с директором, тот дал добро. Я долго сомневался, хотел отказаться, но потом сказали, что весь институт поможет, что над проектом будем работать все вместе. Приняли этот вызов, создали команду и приступили к работе. Спустя месяц, как мы уже начали, было решено, что стадион все-таки будет легкоатлетическим.

- Сколько времени работали над проектом? Сколько человек было в команде? 

– В совокупности ушло примерно три года, не могу точно сказать, сейчас трудно вспоминать – давно это было. Я занимался только архитектурой, но были еще смежные бригады, которые проектировали конструктив, сантехнику, электрику, технологию. Было пять основных архитекторов, которые отработали «от» и «до». Также регулярно подключали пять-восемь архитекторов, их помощь пригодилась, когда нам урезали сроки на три месяца и нужно было срочно завершить рабочую документацию.


Команда архитектурной конструкторской мастерской №2, работавшая над проектом стадиона

- Как вообще идет работа над таким проектом? 

– Составляем эскизное решение, затем обсуждаем и согласовываем его с властями города. Интересы города представлял заместитель председателя Мингорисполкома. Он курировал проект, собирал нас на совещания. Мы провели много переговоров с Белорусской федерацией легкой атлетики, чтобы выслушать их требования и пожелания.

Затем команда архитекторов визуализировала концепцию и отчитывалась перед городом. Мы провели много совещаний, рисовали несколько вариантов, предлагали постоянно что-то новое, и все эти варианты были отправлены в комитет архитектуры и градостроительства Мингорисполкома.

Итоговый вариант, который можно увидеть сейчас, прошел одобрение. На градостроительных советах собирались мэтры архитектуры. Они обсуждали проект, вносили корректировки, говорили о своих пожеланиях. Затем составляли рабочий проект – это чертежи для строителей.

В связи с тем, что проектирование и строительство проходило параллельно, часть готовых чертежей отдавали строителям и продолжали заниматься своей работой. Много времени проводили на объекте и контролировали работу строителей.

Решение сделать стадион легкоатлетическим стало для вас сюрпризом?

– Первые эскизы были готовы как раз через месяц, но далеко мы не продвинулись. Главное отличие легкоатлетического стадиона – наличие беговых дорожек. Конечно, меняется и вся внутренняя начинка. Добавляется огромное количество помещений. Требования к легкоатлетическим стадионам куда выше.

- Сколько было разработано вариантов реконструкции?

– Было несколько вариантов, но они сразу отсеивались по разным причинам. В итоге принят один окончательный вариант. На первом градостроительном совете мы не получили одобрения. Архитекторы высказали свои замечания и пожелания. Мы немного переработали и доработали концепцию, но ничего нового вносить не пришлось, только изменили пропорции. На втором градостроительном совете концепцию одобрили, все архитекторы высказывались положительно об объекте. Многие говорили, что это лучшее решение из всех предложенных, в том числе и тех вариантов, которые предлагали иностранцы.

- Как часто вам приходилось вносить изменения? И вообще, это был сложный проект?

– Отвечу нескромно: наверное, самый сложный в Минске. Предъявлялись колоссальные требования. Снести и возвести с нуля всегда проще, а перед нами стояла задача реконструировать, сохранив исторические стены. Высокие требования были и со стороны Международной федерации легкой атлетики. Чтобы пройти сертификацию в этой федерации, необходимо соответствовать всем требованиям, а там их талмуд.

Кстати, построить 40-тысячный стадион и сохранить исторические стены – такая миссия была бы невыполнимой. Мы бы не смогли реализовать такой проект. Поэтому поступило распоряжение на 20-тысячный стадион, да и легкая атлетика не так популярна и редко соревнования в этом виде спорта могут собрать больше зрителей.

Решение сделать из этого стадиона еще и футбольную арену пришло немного позже, когда мы занимались рабочей документацией. В срочном порядке были добавлены подогрев поля и еще кое-какие изменения.  Но проведение футбольных матчей – это просто дополнительная опция стадиона.

- Кто инициировал эти изменения? 

– Чтобы приступить к строительству, необходимо получить одобрение как архитекторов, так и властей города. Каждая сторона предъявляла особые требования. Например, архитекторы смотрели на среду, восприятие объекта с разных точек, и вносили корректировки по этой части. У властей города было чуть больше забот, и вносили они свои предложения куда чаще.

- Как выстраивалась работа с чиновниками?

– Не испытывали больших проблем, шли навстречу друг другу. Заместитель председателя оказался очень хорошим человек, тепло относился к проектировщикам, соответственно, и со своей стороны мы делали все возможное.

Иногда мы не только предлагали свои идеи, но и требовали. Например, козырек на моих чертежах закрывал все зрительские места. Город же настоял на том, чтобы трибуны не были полностью закрыты. Это было сделано в целях экономии, я такой экономии не понимаю и не приемлю.

Считаю, что если решили накрывать козырьком, то делать это нужно по всему стадиону. Несколько раз пытался доказать свою точку зрения, но только получал устный выговор. А раз уже в задании по проектированию прописано «накрыть 70-80% стадиона», то по факту пришлось выполнять это условие.


Козырек стадиона «Динамо» закрывает только 70% мест

- У вас была возможность съездить и посмотреть на зарубежные проекты?

– Да, было несколько командировок. Смотрели олимпийский стадион в Берлине, он легкоатлетический. Встречались с организацией, которая его проектировала, ездили к ним на офис, задавали вопросы. Еще побывали в Барселоне, тоже на легкоатлетическом стадионе, но он, правда, уже немного староват. Встречались обычно с главным инженером или директором, и нам все очень подробно и дружелюбно рассказывали. Была поездка в Москву, на «Лужники» и «Локомотив», посещали футбольный стадион в Будапеште. Мне понравились поездки, наверное, к белорусам везде хорошо относятся.

- Вы увлекаетесь футболом или «Динамо» для вас – рядовой заказ?

– Нет, я не болельщик. Посмотрел пару игр чемпионата мира. Для меня это был рядовой заказ.  

- Вам как архитектору была близка идея сохранить исторический облик стадиона?

– Это усложнило проект, однако облик стадиона является историко-культурной ценностью. Вариант со сносом стен даже не рассматривался. Конечно, построить стадион заново было бы намного проще и дешевле  Ситуация еще усугублялась перепадом рельефа в 12 метров. Это перепад между западной трибуной, где входят люди, и самим полем. Нам пришлось часть помещений загнать под землю. Четыре уровня находятся под землей, что добавило проблем с пожарной безопасностью.

- Сроки сдачи стадиона постоянно переносились.

– Стройку затянули из-за сложностей, которые возникли с поставками металлоконструкций. Был перенос на полгода. Решили делать все белорусское, наверное, правильное решение. Мачты и козырек сделаны хорошо.

- Хотелось бы проговорить и некоторые недостатки. Почему на третьем подземном этаже образуются потеки на стенах?

– Это качество работы строителей. Скорее всего, нарушения, связанные с гидроизоляцией. Архитекторы провели все расчеты на высоком уровне. Стены течь не должны. С этим вопросом лучше обратиться к строителям.

- Почему так вышло с писсуарами?

– В проекте с нормативными расстояниями все было верно. Скорее всего, при монтаже какую-то зашивку сделали больше, и получилось общее смещение. Строители расположили необходимое количество писсуаров, их не волновало, что нарушено нормативное расстояние. В проекте такого нет. Это спешка, всех поджимали со сроками. Строители не спали ночами.

- Пишут, что есть еще одна проблема – заливает беговые дорожки. Это поправимо и понимаете ли вы в чем дело? 

– Скорее всего, это связано с аномальными осадками. Во время дождя соревнования по легкой атлетике останавливают. Не думаю, что это большая проблема. Дренаж согласно всем расчетам должен справляться с осадками.

- Зачем был сделан вывод дождевых труб прямо под ноги людям?

– Это наш промах с водоотведением, не учли некоторые параметры. Предполагали, что вода со стадиона будет уходить по-другому. Думаю, специалисты найдут выход из этой ситуации, тем более эта проблема только северной и южной трибун. Остальную часть стадиона закрывает козырек, и вода не должна попадать под ноги зрителей.

- Много внимания концентрируется на недостатках. Для такого большого проекта их много или мало?

– Конечно, мне очень обидно, что все обращают внимание только на недостатки. Был проделан большой объем работы, было принято много серьезных и трудных решений, много проблем сумели решить во время строительства. В больших объектах всегда будут недочеты. Ежегодно сдается тысячи жилых домов, но и там не все всегда гладко.

- Правильно понимать, что вы ушли из «Минскпроекта» не из-за реконструкции стадиона «Динамо»?

– Ушел, потому что не было перспективной работы. Не было новых объектов, которые позволили бы мне просто получать зарплату. Честно скажу, долго не решался на этот шаг. Директор уговаривал остаться, да и проект «Динамо» хотелось сдать. Но прокормить семью с двумя детьми, тем более когда жена работает на «Минскпроекте», просто невозможно.

Сейчас у «Минскпроекта» большие проблемы, специалисты увольняются. Я ушел примерно год назад, к тому времени, часть моей команды покинула проект. Кто-то ушел за мной. Поймите правильно, девочка работала в моей команде, получала 100 долларов в месяц. Всю свою зарплату приходилось отдавать за аренду квартиры. Затем поехала работать архитектором в Москву, и на старте – тысяча долларов. Поэтому все и разбежались.

- Есть огорчения, что среди авторов проекта нет вашей фамилии?

– Конечно, обидно, потому что всю основную нагрузку приняли на себя я и моя команда. Оставалось только накрыть стадион козырьком, поставить сидения, ограждение на трибунах и какая-то отделка. Проект довел до конца. Все основные решения по проекту «Динамо» уже были приняты, оставались мелочи, но обстоятельства сложились так, что пришлось уйти. А то, что меня нет среди авторов – это мнение одного человека. Архитекторы знают, чья эта работа.

Блог Перетрем
фото: Наша Нiва, tut.by, tuda-suda.by

=
См. также:
Как при реконструкции минского «Динамо» могли допустить такие косяки? Объясняют в «Минскпроекте»



Просмотров: 787 | Добавил: stadiums | Теги: Европейские Игры, фото, Александр Елисеев, Минск, Стадион Динамо | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1 vovan74rus   (01.08.2018 19:41) [Материал]
сам не архитектор, а инженер-конструктор.
но читая его, прям в точку и про нашу работу.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сайт управляється системою uCozПри использовании информации и материалов с данного ресурса, гиперссылка на stadiums.at.ua обязательна. Copyright MyCorp © 2021